пятница, 10 ноября 2017 г.

Иду я из осени в лето. Воронцовский дворец

Похожее изображение
Вот ОН и пришел! Вечер осенней ПЯТНИЦЫ!
Каждый день идут дожди. Даже в выходной день просыпаешься, и не понятно - то ли утро уже наступило, то ли еще поспать можно?

Все больше мечтается... И все больше - о лете.
Следую за мечтой - иду в лето! Крымское. Солнечное. Теплое. Познавательное.



...И  вот я пред дворцом.   
Волнение в душе….
Не  видел  в  жизни я  такое  диво.
Здесь  тайны  прошлого   на каждом этаже,
Могущество,  величие  и сила.

              Виктор Архангельский

Воронцовский дворец в Алупке – шедевр архитектуры романтизма, строили почти 20 лет, с 1828 по 1848 год, по заказу могущественного генерал-губернатора Новороссийского края, аристократа и англомана графа Михаила Семеновича Воронцова.
Думаю, прежде чем начать путешествие по дворцу, самое верное – рассказать о его обитателях – Михаиле Семеновиче и Елизавете Ксаверьевне.
Воронцов  : английский шарм и русская предприимчивость
Каждый, кто хотя бы раз бывал в Крыму, обязательно слышал фамилию графа Воронцова. Это не удивительно – развитие «цивилизации» на крымской земле неразрывно связано с именем и судьбой этого человека. Крым обязан графу Воронцову развитием и усовершенствованием виноделия, и превосходного шоссе, окаймляющего южный берег полуострова, разведением и умножением разных видов хлебных и других полезных растений, равно как и первыми опытами лесоводства.
А еще – устройством великолепного дворца в Алупке. Это место это для своей летней резиденции и выбрал российский государственный деятель XIX века — светлейший князь Михаил Семёнович Воронцов, сын российского посла в Англии и крёстный сын её величества императрицы Екатерины II. Золотые времена для малоизвестного татарского села Алупка начались именно в 20-годах XIX в., когда ее приобрел граф М.С. Воронцов. Своей исключительной энергичностью и гигантским трудом тысяч крепостных крестьян граф Воронцов за 20 лет полностью изменил облик Алупки. В 1848 году здесь закончено строительство графского дворца (площадью 2000 кв. м.), заложен парк, посажены широкие виноградные плантации. Для приезжающей на отдых в Алупку русской знати Воронцов построил роскошную гостиницу.
Что же это за судьба такая необычная, звучащая полуторавековым эхом над Крымом?
На самом деле, трудно найти второго такого государственного деятеля XIX века, сделавшего для России столько же, сколько сделал князь Михаил Семенович Воронцов. Поэтому, странным кажется то, что мы так прискорбно мало знаем об этом администраторе и военачальнике. Сведения о нем идут, в основном, из жизнеописаний Александра Сергеевича Пушкина: Воронцов изображается в них как гонитель и злейший враг поэта…
Полу-милорд, полу-купец,
Полу-мудрец, полу-невежда,
Полу-подлец, но есть надежда,
Что будет полным наконец.
Такую эпиграмму написал Пушкин на нашего героя 1823 году.
И по отношению к генералу с заслугами перед Отечеством он вряд ли был совершенно прав. Да и друзья поэта не всегда восхищались его эпиграммами. Первый биограф Пушкина П.В. Анненков признавал обличительные памфлеты в стихах «пятнами его литературной славы».
Свою молодость Воронцов провёл в Англии, где его отец 20 лет был российским послом.
И стал почти англичанином, «полумилордом», и либералом по воспитанию, взглядам и симпатиям. В нем, воспитанном в Англии, «вся английская складка, и так же он сквозь зубы говорил», так же был сдержан и безукоризнен во внешних приемах своих, так же горд, холоден и властителен in foro interno (пред своими подчиненными), как любой из сыновей аристократической Британии... Наружность его поражала своим истинно барским изяществом. Граф сохранял сходство со своим известным портретом 1820-х годов до поздних лет: «Высокий, сухой, замечательно благородные черты, словно отточенные резцом, взгляд необыкновенно спокойный, тонкие, длинные губы с этою вечно игравшею на них ласково-коварною улыбкою...»
Его боевая служба началась с 21-летнего возраста. Едва не погиб на Кавказе в стычке с горцами в 1804 году. В 1812 году получил ранение в Бородинской битве. И, отправившись на лечение в своё имение, пригласил туда для поправки 50 раненых офицеров и 300 солдат.
В боях генерал отличался спокойной отвагой и хладнокровием, делил с рядовыми все их лишения. В кампании 1814 года при городе Краоне блистательно выдержал сражение против самого Наполеона. В 1815-1818 годах командовал корпусом, оккупировавшим Францию. Завёл здесь походную типографию. А при уходе корпуса из собственных средств заплатил французам долги всех своих офицеров в размере 1,5 миллиона рублей.
Выплата такой огромной суммы расстроила его финансы. Но женитьбой на богатой графине Елизавете Ксаверьевне Браницкой он поправил свои имущественные дела…
Граф являлся убежденным противником крепостного права. Стоял за законность в отношении к бесправным тогда евреям. Всё жалование наместника Воронцов распределял среди служащих своей канцелярии. Его прислуга в доме имела свои отдельные комнаты и каждый получал к обеду бутылку виноградного вина…
Граф умел нравиться людям и сближать их. Несмотря на все свои звания, высокое образование, власть и богатство, Воронцов слыл человеком демократичным, простым в общении. Когда он был наместником на Кавказе, люди могли легко и безбоязненно обращаться к нему, и он помогал им. После смерти князя в этих краях появилась поговорка: «До Бога высоко, до царя далеко, а Воронцов умер».
Воронцова : любовный треугольник
Когда, любовию и негой упоенный,
Безмолвно пред тобой коленопреклоненный,
Я на тебя глядел и думал: ты моя, —
Ты знаешь, милая, желал ли славы я;
Ты знаешь: удален от ветреного света,
Скучая суетным прозванием поэта,
Устав от долгих бурь, я вовсе не внимал
Жужжанью дальному упреков и похвал.
                                 А. С. Пушкин
Отчасти, возможно, злая пушкинская эпиграмма на генерала была связана с его особенными чувствами к госпоже Воронцовой? Как бы то ни было, считается, что ревность Воронцова послужила причиной высылки Пушкина из Одессы, где они познакомились, в Михайловское.
Елизавета Ксаверьевна Воронцова, урожденная Бранницкая: хороша, моложава, утонченна...
Отцом ее был великий коронный гетман граф Ксаверий Петрович Бранницкий, поляк, приверженец России, владелец крупного поместья Белая Церковь в Киевской губернии. Мать, Александра Васильевна, урожденная Энгельгардт, русская, была любимой племянницей Потемкина, в молодости слыла красавицей и несметно богатой наследницей. Она даже точно не могла указать размеры своего состояния и в разговоре небрежно бросала: «Кажется, у меня двадцать восемь миллионов рублей».
Воспитывали Елизавету в исключительной строгости, до двадцати семи лет прожила она в деревне и лишь в 1819 году впервые отправилась в свое первое путешествие за границу, во время которого познакомилась в Париже с графом Воронцовым и вышла за него замуж. Так что светский и любовный опыт был незнаком этой миловидной барышне. Между тем врожденное польское легкомыслие и изящество, исключительная женственность позволили ей вскружить голову императору Николаю, большому охотнику до женщин, но она «из гордости или из расчета посмела выскользнуть из рук царя», что обычно не удавалось неопытным придворным барышням, «и это необычное поведение доставило ей известность» в светских кругах.
«Со врожденным польским легкомыслием и кокетством желала она нравиться, и никто лучше ее в том не успевал, – вспоминает мемуарист и знакомый Пушкина Вигель. – Молода она был душою, молода и наружностью. В ней не было того, что называют красотою; но быстрый, нежный взгляд ее миленьких небольших глаз пронзал насквозь; улыбка ее уст, которой подобной я не видел, казалось, так и призывает поцелуи». Графиня многим кружила голову, и, похоже, ей это нравилось.
Мои слова, мои напевы
Коварной силой иногда
Смирять умели в сердце девы
Волненье страха и стыда…
А потом в преддверии любви:
Я узнаю сии приметы,
Сии предвестия любви…
Не удивительно, что, встретив эту светскую диву в Одессе, Пушкин влюбляется. Она отвечает ему взаимным интересом
По легенде, ночные свидания происходили в пещере. Было ли на самом деле так? Бог знает...
Воронцов - Пушкин - Воронцова... Классика.
Некоторые исследователи говорят и о любовном «четырёхугольнике» Пушкин — Воронцова — Воронцов — Александр Раевский. Последний приходился графине Воронцовой родственником. Получив назначение в Одессу, Раевский на правах своего человека поселился в доме Воронцовых. Он был страстно влюблён в Елизавету Ксаверьевну, ревновал её и однажды устроил публичный скандал. Но чтобы отвести от себя подозрения графа, он, как свидетельствуют современники, использовал Пушкина.
«Прикрытием Раевскому служил Пушкин. На него-то и направился с подозрением взгляд графа», - писал граф П.Капнист в своих мемуарах.
Одновременно охлаждаются отношения с ее мужем. Растет их взаимная неприязнь. Воронцов раздражен против Пушкина уже давно: «Что же до Пушкина, то я говорю с ним не более 4 слов в две недели...». Пишет письма ко двору: «Собственные интересы молодого человека, не лишенного дарований, недостатки которого происходят скорее от ума, чем от сердца, заставляют меня желать его удаления из Одессы».
Пушкин раздражен и рассержен «непристойным неуважением к нему»: «Я устал быть в зависимости от хорошего или дурного пищеварения того или другого начальника, мне наскучило, что в моем отечестве ко мне относятся с меньшим уважением, чем к любому юнцу англичанину», появляется одна из самых злых его эпиграмм: «Полумилорд, полукупец...».
… В день прощания Елизавета дарит поэту талисман – сердоликовый перстень с загадочной древнееврейской надписью, вырезанной на камне. Он клянется не расставаться с ним никогда, и исполняет клятву. До самого конца дней своих не расстается Пушкин с перстнем. И на дуэль он отправляется с талисманом. С уже мертвой руки поэта его снимет Жуковский. Себе графиня оставляет такой же перстень. 
Прощай, надежда; спи, желанье,
Храни меня, мой талисман!
Из произведений Пушкина нет никакой возможности извлечь какие-либо указания на характер отношений поэта и светской дамы. 
С именем Воронцовой связывают такие стихи Пушкина, как «Желание славы», «Ненастный день потух; ненастной ночи мгла...», «Сожженное письмо», «Талисман», «Прозерпина», «Прощание» и некоторые другие.
По свидетельствам современников отношения Пушкина и Воронцовой не вмещались в рамки обычного светского ухаживания за знатной дамой-красавицей. Сестра Пушкина сообщала, что когда он жил в псковской ссылке, то получал из Одессы письма, запечатанные таким же перстнем, а получив письмо, он запирался у себя в комнате, никуда не выходил, никого не принимал.
По сообщению историка-литературоведа Бартенева, когда Воронцова в старости разбирала свою переписку, ей попалась связка писем Пушкина, и присутствующий домоправитель сумел прочесть в одном письме фразу на французском языке: "Как поживает ваш олух-муж?".
Сам Пушкин в беседе с Пущиным подтвердил домыслы о причинах своей высылки из Одессы главным образом козням Воронцова "из ревности".

… И хлад, и камень, и очертанья крымских гор…
Теперь, когда мы немного познакомились с первыми обитателями дворца, самое время пройтись по дворцу и узнать его историю…
Воронцовский дух тут повсюду — в подборе живописных работ,
украшающих холл и парадную столовую,


и в самой столовой, холле...


в планировке здания,
Хозяйственный двор Воронцовского дворца в Алупке
 
Восточный фасад Воронцовского дворца в Алупке

подборе и расстановке мебели,
в дизайне голубой гостиной,
Восточное крыло Воронцовского дворца начинается Голубой гостиной или артистической, как ее еще называли. Это самая красивая комната во всем дворце.
Диана и Аполлон
китайского кабинета,
Малая гостиная или китайский кабинет Воронцовского дворца
в летнем саду…


в тенистых аллеях парка... И кажется, что и в наше время тут можно встретить и ощутить невидимые тени бывших хозяев замка...
... Граф самолично выбрал место для своей крымской резиденции на живописном каменном мысу у подножья горы Ай-Петри.
Первоначально возводить резиденцию был назначен знаменитый итальянский архитектор Франческо Боффо, уже построивший графу дворец в Одессе. Помогать ему должен был англичанин Томас Харрисон, инженер, приверженец неоклассики. Начались работы, и к 1828 году фундамент, который для сейсмоустойчивости залили свинцом, а также первая кладка портальной ниши центрального корпуса были готовы. Но в 1829 году умер Харрисон, а два года спустя граф решил приостановить строительство дворца, по всей видимости отказавшись от идеи возведения резиденции в стиле неоклассики.

Воронцов обращается к англичанину Эдварду Блору, блистательному историку архитектуры, графику и модному у себя на родине архитектору. Скорее всего, Воронцову его отрекомендовал граф Пембрук. Новых чертежей пришлось ждать почти год. Но результат Михаилу Семеновичу понравился, и в декабре 1832 года началось возведение корпусов. Блор блистательно решил задачу в исторической перспективе: архитектура дворца демонстрирует развитие средневековой европейской и мавританской архитектуры, начиная от форм раннего Средневековья и кончая XVI веком. Здание дворца развернуто таким образом, что повторяет собой очертания виднеющихся гор. Удивительно, что сам архитектор, так точно вписавший здание в окружающую природу, ни разу не побывал в Крыму, а использовал лишь многочисленные пейзажные наброски и рисунки рельефа, которые были высланы ему в Англию.
Получившийся замок, вполне мог служить иллюстрацией к историческим романам: пять корпусов, укрепленных оборонительными башнями, различными по форме и высоте, объединены между собой множеством открытых и закрытых переходов, лестниц и двориков.
Воплощенный в диабазе
Строили дворец крепостные графа Воронцова и беглые солдаты и крестьяне. Насчёт беглецов в российском законодательстве было недвусмысленное указание — тут же отправлять по этапу в Сибирь, но влиятельный граф распорядился по-своему. После завершения строительных работ кое-кого из сбежавших, наиболее способных, оставили служить при дворце. Размах строительства был таков, что только своих крепостных было задействовано ни мало ни много — 6000 человек, не считая прибывших из Российских городов.
Для отделки дворца доставили лучших специалистов из Владимирской и Московской областей. Это потомственные каменотесы и резчики по камню, которые проявили своё мастерство при отделке белокаменных соборов и церквей в старинных городах России — Владимире, Суздале, Москве и других.
Всем работникам, включая крепостных людей, граф щедро платил.
Строительство велось из местного камня зеленовато-серого цвета — диабаза, по прочности не уступающего базальту, который брался из естественных россыпей в Алупке. При его обработке требовались немалые усилия, так как сложные по рисунку украшения экстерьера дома мог испортить один неверный удар долотом. Поэтому для сложнейших каменотесных работ пригласили российских камнерезов, строивших белокаменные храмы в Центральной России.
Дворец на фоне диабазовой скалы
Основное декоративное украшение Воронцовского дворца — мотив пологой стрельчатой килевидной арки — неоднократно повторяется и в чугунной балюстраде балконов, и в каменной резной решетке, ограждающей крышу, и в декоративном убранстве портала южного входа, выполненного в мавританском стиле дворца Альгамбра.
В оформлении обращенного к морю южного входа переплетаются рисунок тюдоровского цветка и мотив лотоса, которые завершаются шестикратно повторенной по фризу арабской надписью: «И нет победителя, кроме Аллаха», так же как это написано в гранадской Альгамбре.
Перед фасадом располагается Львиная терраса и монументальная лестница белого каррарского мрамора работы итальянского скульптора Джованни Бонанни. С обеих сторон ступеней расположены три пары львов: левый снизу — спящий, правый снизу — пробуждающийся, выше — пара бодрствующих, и третья пара — рычащие.
Задний фасад дворца и его западная часть, вариация на тему тюдоровской Англии XVI — начала XVII века, напоминают суровые замки английских аристократов.
Кстати, этот дворец был один из первых в России, который оборудовали водопроводом с горячей водой и канализацией.
Расходы на строительство дворцового комплекса составили около 9 миллионов рублей серебром — астрономическая по тем временам сумма. Но граф Воронцов мог себе это позволить, так как после женитьбы в 1819 году на Елизавете Ксаверьевне Браницкой он удвоил свое состояние и стал богатейшим помещиком Российской империи. Елизавета Ксаверьевна лично следила за созданием интерьеров здания, заботилась о художественном оформлении парка и нередко оплачивала работы.
История продолжается…
Долго пожить в Алупкинском дворце Михаилу Семеновичу не удалось. Последовало очередное назначение — на этот раз на Кавказ. Зато в Алупке в конце 1840-х годов поселилась с детьми его дочь, графиня Софья Михайловна. Затем, после смерти князя Воронцова (он получил княжеский титул в 1845 году), дворец по праву майората перешел к его единственному сыну — Семену Михайловичу. В 1882 году его вдова, Мария Васильевна Воронцова, уехала за границу и вывезла из дворца многие ценности. Детей у нее не было, дворец оказался брошенным, и к концу XIX века здание, парк и хозяйство пришли в полный упадок.
В 1904 году у замка появились новые хозяева — родственники по линии Воронцовых-Дашковых. Жена наместника царя на Кавказе графиня Елизавета Андреевна Воронцова-Дашкова, урожденная графиня Шувалова, энергично взялась за дело. Она сдала земли под санатории и пансионы и построила на территории имения более 120 дач.
После революции и установления власти Советов в Крыму земли Воронцовых-Дашковых были национализированы. А 22 февраля 1921 года в Крым пришла телеграмма Ленина: «Примите решительные меры к действительной охране художественных ценностей, картин, фарфора, бронзы, мрамора и т. д., находящихся в ялтинских дворцах и частных зданиях, ныне отводимых под санатории Наркомздрава...»
В начале 20-х годов на Южном берегу Крыма, в ряде крупнейших дворянских усадеб были созданы музеи, среди них и Алупкинский музей. Коллекция музея серьезно пострадала во время Великой Отечественной войны: многое было вывезено оккупантами, в том числе 537 произведений живописи и графики. Лишь небольшую часть картин удалось разыскать после войны и вернуть во дворец.
В феврале 1945 года на время Крымской (Ялтинской) конференции Алупкинский дворец стал резиденцией английской делегации. В Парадной столовой дворца состоялись встречи глав союзных держав — Сталина, Черчилля и Рузвельта.
Позже дворец стал госдачей НКВД. В 1952 году там разместили санаторий, и лишь в 1956 году по решению советского правительства здесь открылся Крымский государственный музей изобразительного искусства. С 1990 года дворец входит в состав Алупкинского дворцово-паркового музея-заповедника. В его коллекции сегодня представлены произведения живописи, скульптуры и прикладного искусства, а также документы, старинные рисунки и литографии, знакомящие с историей строительства дворца. 




Мой дворец красив и пышен, и тенист душистый сад,
В рощах царственных магнолий воды тихие журчат,
Там желтеет в темной куще золотистый апельсин
И к студеному фонтану наклоняется жасмин.
Блещет море, и гирляндой роз пунцовых обвита
Кипарисов темнокудрых величавая чета.
Шепот нежных слов и трели полуночных соловьев,
О, когда б навек остаться здесь, у милых берегов!..
Но порою я спускаюсь, одинока и грустна,
Вниз по мраморным ступеням, где, луной озарена,
Чуть колышется, чуть дышит золотистая волна.
Я веду беседу с морем, я гляжу в немую даль
И с любовью вспоминаю мою прежнюю печаль...
                                               Зинаида Гиппиус
Источники:
Официальный сайт 
Википедия
По страницам книг : Вересаев В.В. Спутники Пушкина : 392 портрета / В.В. Вересаев . – М.: Захаров, 2001. 

Соколов, В. Рядом с Пушкиным: портреты кистью и пером / Вадим Соколов. – М.: Издательство Тверская, 13, 1998.


14 комментариев:

  1. Спасибо! Прочла на одном дыхании.
    Хороших выходных, Ирина)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Светланка, рада что понравилось. Люблю дворцы с историей и тайнами... Отличных выходных!

      Удалить
  2. Добрый день, Ирина Витальевна! С удовольствием прочитала и вспомнила свое путешествие в Крым. Очень понравился парк и летний сад дворца: скульптуры очень живописные! Фотографии чудесные!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. В этом дворце все продумано и все прекрасно. Летний сад особенно, согласна. Скульптуры тоже имеют свою историю, но к сожалению экскурсовод о них рассказал мало... Спасибо, что заглянули, Анна Анатольевна!

      Удалить
  3. Спасибо за удивительный рассказ! Люблю ваши пятницкие встречи, Ирина Витальевна!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ирина Михайловна, было еще интересней прикоснуться ко всему увиденному воочию...

      Удалить
  4. Здравствуйте, Ирина Витальевна! Спасибо за виртуальную экскурсию по Воронцовскому дворцу, давно я там была!!!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Я тоже была здесь студенткой, Наталия Викторовна, дворец еще в восьмидесятых впечатлил меня и влюбил...

      Удалить
  5. Здравствуйте, Ирина Витальевна!Спасибо за чудесный рассказ. Страничка истории. Интересно. Не довелось быть в столь чудесном месте. Но какие мои годы, надеюсь посетить эти необыкновенные места.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Анна Анатольевна, обязательно побывайте. В нашей стране столько интересных мест, никакая заграница не нужна)

      Удалить
  6. Была в Воронцовском дворце в пионерском детстве, когда в Артек приезжала. Помню до сих пор.
    Сохранились черно-белые фото)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Люблю черно-белые фото. И ностальгические воспоминания... Иринка, у тебя было счастливое детство!

      Удалить
  7. Ирина, спасибо за интереснейший рассказ. Это особенно интересно для тех, кто никогда не был в Крыму и не имеет возможности там побывать. Очень хорошо написано, спасибо за то, что пропускаешь всё через себя, твоя теплота и добро здесь явно ощущается... Спасибо огромное!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Людмилочка, спасибо за высокую оценку! Крым - необыкновенный, и столько великих имен с ним связано! А пушкинское время вообще - моя любимая тема!

      Удалить